+7 (495) 664 70 70 

Публикации

МАРТ 2018  |   FORBES

Почему использование иностранных счетов может подстегнуть деофшоризацию

Юрий Куликов, руководитель налоговой практики UFG Wealth Management



В 2014 году россиянин, проживающий в Лондоне, сделал валютный перевод со своего счета в Транскапиталбанке на счет отца в Мособлбанке. Это внутрироссийский перевод, но так как он был в долларах, то прошел через банк-корреспондент в США — Standard Chartered. Мособлбанк попал под американские санкции, и банк-корреспондент заблокировал деньги. Россиянин хотел вернуть денежные средства и безуспешно подал в суд на Транскапиталбанк, а также обратился в Минфин США и даже в администрацию Барака Обамы. Standard Chartered согласился вернуть заблокированную сумму, но при этом отказался перевести ее на счета, открытые в российских банках. Специально для возврата пришлось открыть счет в Великобритании.

Денежные средства поступили в английский банк и уже с него — в Россию. Казалось бы, можно поздравить невинную жертву американских санкций, но сюжет совершает поворот, достойный Кафки. Российские налоговики, контролирующие соблюдение валютного законодательства, штрафуют нашего главного героя на 30 млн рублей — это 75% от суммы перевода. Суды двух инстанций соглашаются с ними.

Не вдаваясь в дебри юридической техники, в трактовку термина «валютная операция», а также не анализируя понятие вины как необходимого элемента состава административного правонарушения, можно сказать, что формально позиция налогового органа не лишена логики.

В 2017 году на всех граждан, кто хотя бы один раз за год пересекал границу России, в полной мере распространялись ограничения на использование иностранных счетов. По общему правилу на такие счета могли поступать денежные средства только на основании закрытого перечня операций, напрямую перечисленных в законе. Все прочие операции по зачислению признавались незаконными. Штраф за них составлял от 75% до 100% от их суммы.

Излишне говорить о том, что возврат денежных средств, заблокированных банком-корреспондентом по причине санкций, не был включен в перечень разрешенных операций. И с точки зрения формальной логики нашего валютного закона главный герой оказался в классической ситуации «уловки-22»: деньги на счет в российском банке вернуть нельзя, деньги на счет в иностранном банке вернуть можно, но государство заберет либо всю сумму, либо проявит гуманность и заберет три четверти возвращенных средств.

С началом этого года градус абсурда несколько падает. Из-под действия ограничений, установленных валютным законодательством, выводятся российские граждане, которые провели за границей больше 183 дней. Это означает, что у них не возникнет аналогичных проблем, так как они могут зачислять на свои иностранные счета денежные средства на основании любых операций и могут забыть про короткий перечень, установленный законом, если они уверены, что большую часть года проведут за пределами России. Помимо этого, им не потребуется уведомлять российских налоговиков об открытии или закрытии иностранного счета, изменении реквизитов, а также ежегодно подавать отчет о движении денежных средств по своим зарубежным счетам.

Эти долгожданные изменения можно только приветствовать — они в значительной степени упрощают жизнь гражданам, которые проводят за границей более 183 дней в году. И теперь статус физлица для целей валютного законодательства определяется в порядке, аналогичном его статусу для целей законодательства налогового. Правда, надо быть аккуратными, так как законная валютная операция может стать незаконной, если гражданин изменит свои планы и проведет большую часть года в России.

Не забыли законодатели и о гражданах, которые проводят в России большую часть года. Был расширен перечень разрешенных операций по зарубежным счетам: при соблюдении определенных условий с нового года можно зачислять денежные средства, полученные в результате продажи недвижимого имущества, автомобилей и отдельных видов ценных бумаг.

С чем может быть связан такой подарок от государства? По моему мнению, фактическое приравнивание валютных и налоговых резидентов абсолютно логично. В условиях плавающего курса валютное законодательство по сути своей служит не для целей поддержания курса рубля, а для защиты фискальных интересов государства. Используя счета, открытые в иностранных банках, российские налоговые резиденты могут уклоняться от уплаты налогов. Но если физлицо является налоговым резидентом другой страны, то зачем ограничивать его в использовании зарубежных счетов?

Можно предположить, что, несмотря на этот очевидный силлогизм, российское государство не решалось на такой шаг из-за стойкой привычки к тотальному контролю. Что же изменилось?

С 2018 года российские налоговые органы могут начать получать от своих иностранных коллег информацию о банковских счетах российских налоговых резидентов, а также их компаний в автоматическом режиме. То есть вероятно, что одна из причин отказа от части мер валютного контроля это возможность узнавать о зарубежных банковских счетах в рамках автоматического обмена налоговой информацией.

Автоматический обмен налоговой информацией — гораздо более совершенный инструмент контроля по сравнению с мерами валютного ограничения. Причем как с точки зрения российских налоговых органов, так и с позиции граждан, которым не придется больше задумываться о тонкостях валютного регулирования при проведении операций.

Однако с учетом новых возможностей налоговиков по контролю за зарубежными счетами представляется логичным полностью отменить валютные требования и ограничения для всех российских граждан. По крайней мере в случае использования счетов, открытых в юрисдикциях, автоматически направляющих информацию в Россию. В новом прозрачном финансовом мире сокрыть свои доходы при помощи счета в иностранном банке российский налоговый резидент уже не сможет. Тогда зачем ограничивать его в использовании этих счетов?

Таким образом, представляется, что полная либерализация валютного контроля для российских граждан — это логичный следующий шаг, для реализации которого в настоящее время нет никаких препятствий. Более того, он послужит дополнением к новой кампании по декларированию зарубежных активов и безналоговой ликвидации контролируемых иностранных компаний, так как расширит круг граждан, желающих воспользоваться этой возможностью. Ведь, к сожалению, нельзя исключить ситуации, в рамках которой иностранный банк так же, как и Standard Chartered, откажется переводить ликвидационные выплаты на счет в российском банке. То есть свободное использование иностранных счетов, как это парадоксально ни звучит, может послужить стимулом для дальнейшей деофшоризации российской экономики и декларирования активов в России.

тематика: налоги, банки

Публикации
Аналитика
Презентации
Карта сайта