+7 (495) 664 70 70 

Аналитика

АПРЕЛЬ 2018  |   ЦКЕМИ НИУ ВШЭ

От тактики выживания — к стратегии развития в условиях санкций

Анастасия Лихачева, заместитель директора ЦКЕМИ НИУ ВШЭ



Последний санкционный пакет, введенный 6 апреля 2018 г., сократил состояние российских бизнесменов на миллиарды долларов, поставил под угрозу работу их партнеров по всему миру и спровоцировал самый сильный с 2016 г. обвал рубля. Информация о скором расширении списков за счет компаний химпрома только усилила негативные ожидания рынка. Все эти события доказывают, что пришло время выработать стратегию развития в условиях системных санкций. А не выживания.


Эволюция санкционного режима

Первый западный пакет санкций был введен в марте 2014 г. Четыре года — немалый срок для подготовки к радикальному пересмотру подходов к международному сотрудничеству российского бизнеса, но, как показал кейс РУСАЛа уже в первые дни, далеко не все санкционные риски были учтены при планировании бизнес-модели компании. Этот кейс было бы неверно списывать лишь на недальновидность менеджмента компании — в случае введения новых санкционных пакетов (а вероятность их введения близка к 100%) можно ожидать, что крупного бизнеса там будет все больше, а недоучет санкционных рисков окажется системным явлением.

Причина этого — опора менеджмента крупного бизнеса на линейную логику первых санкционных пакетов (пакет разбирали юристы и четко прописывали, что можно, а что нельзя в рамках введенных санкций, то есть работали по прозрачному реактивному принципу), в то время как санкционная политика США за прошедшие 4 года глубинно изменилась и стала работать по новым принципам:
  • Санкции — новая нормальность, а не мера временного реагирования, в обозримом будущем санкции не отменят и будут постоянно вводить новые. «Масштаб катастрофы» будет определяться степенью участия в новых пакетах европейских стран.
  • Аргументы больше не требуются, или война все спишет. Даже новая Холодная. У американского Казаначейства больше нет задачи объяснения причин введения конкретных санкций. В этой связи «Кремлевский доклад» крайне показателен — ни одного решения на его основе напрямую не было принято, но для всех последующих санкций доклад станет достаточным обоснованием. Неслучайно там использовалось слово «олигарх»: в американской логике — это бета-бизнесмен, напрямую попирающий принцип демократии, его права не требуют такой защиты как права «предпринимателя».
  • Фактор «хайли лайкли». В отличие от 2014 г., сегодня создание негативных ожиданий и ощущение неизбежности и «тотальности» американских санкций — главный инструмент санкционной политики США. А не заморозка активов как таковых (к этому как раз готовиться можно было и в рамках линейной логики).
  • Неопределённости будет только больше. Можно с высокой степенью вероятности утверждать, что американская стратегия на укрепление неопределённости продолжится, потому что сдерживающий эффект в финансовом мире от этой практики по крайней мере пока достаточно ощутимый, а издержки введения по-настоящему тотальных санкций против России несопоставимо выше.


Перспективы санкционного режима

Инструментарий: серьезного обновления ждать не стоит. Точечные финансовые санкции по-прежнему будут оставаться любимым инструментом Казначейства, поэтому американское общественное мнение и Конгресс будут регулярно подкармливать новыми людьми и компаниями в списках. Наиболее оптимистичный долгосрочный сценарий — создание альтернатив американскому финансовому и страховому рынку, участие в которых будет доступно для российского бизнеса.

Доллар и американская юрисдикция — плохие партнеры. Обходить санкции в Америке или через американские компании будет относительно дурной затеей. В этом плане выигрывают даже европейские институты, не говоря об азиатских или небольших структурах в третьих странах, например, на Ближнем Востоке. В США степень проникновения комплаенс и финансовой разведки качественно выше, чем в Европе, и тем более в третьих странах.

СВИФТ скорее жив. Отключение от системы СВИФТ пока представляется маловероятным, оно возможно только в условиях критической эскалации конфликта, причем между Россией и Европой, а не Россией и США. Условно, к категории событий, способных спровоцировать такой шаг, относится прямая военная агрессия со стороны России, причем неоспоримая.

Незападным партнёрам — быть. Наконец, системная работа с незападными партнерами становится неизбежной. Накопленные политические противоречия не позволяют представить возвращение условного 2005-2007 гг. с точки зрения доступности западных финансовых ресурсов для российского бизнеса в сколько-нибудь обозримом будущем. В этой связи давно пора системно выстраивать работу с консультантами по деловой культуре и переговорам в странах Азии, вкладываться в GR в этих странах и учиться эффективно вести изматывающие переговоры, а не апеллировать только к экономической выгоде проектов или негласно к нью-йоркской или лондонской альтернативе — для большинства российских игроков ее больше нет. А там, где она еще точечно осталась, ее перспективы крайне неустойчивы. Для стратегии развития — слишком неустойчивы.

Стратегическая антисанкционная политика

В этих новых условиях критически важно изменение принципов ведения бизнеса российскими компаниями и их партнерами — за счет перехода к проактивной санкционной политике. В ней центральную роль должна играть системная оценка нелинейных санкционных рисков и разработка на основе такой оценки комплекса предупредительных мер. Потому что вероятность ужесточения условий ведения бизнеса для российских компаний почти 100%. Почти — потому что недостающие доли процента можно оставить только на чудо, но включать чудо в оценку рисков представляется неэффективным.

Результатом такой проактивной политики должно стать создание полноценной антисанкционной инфраструктуры финансирования, страхования, реализации совместных проектов и экспорта готовой продукции. Опыт предыдущих санкций США, в первую очередь, против Ирана, показывает, что на этом поле даже относительно небольшие страны могут добиться значительных успехов, опираясь на диверсификацию и высокий динамизм внешнеэкономической деятельности. Однако эффективно реагировать на американские и европейские санкции бизнесу удается только при точной настройке государственной поддержки и корпоративных инструментов. Поэтому обеспечить комплексный подход в рамках только корпоративных усилий представляется затруднительным. Необходимо сочетание юридической, экономической, финансовой и международной экспертизы.

Стартегические санкционные исследования сегодня должны строиться на базе сочетания ситуационных анализов и изучения международного опыта минимизации негативных эффектов санкций, прогнозирования санкционных рисков, системного анализа международной политики и ее влияния на санкционные риски для государственных и корпоративных субъектов. Реализовать такой подход возможно в интенсивном диалоге государства, бизнеса и экспертного сообщества.



Публикации
Аналитика
Презентации
ВСЕ НАГРАДЫ
© 2017 UFG WEALTH MANAGEMENT. Все права защищены.